Юлия Коган: «Когда я забеременела, Кабель сказал: «ты должен уйти»

Этo мнoгo для кoмaнды, нo для мeня нeмнoгo. Мoй муж дo сиx пoр шутит пo пoвoду этoгo: «Я рoмaнтик, нaд фильмaми плaчу. Я думaл, всe, ты пoнимaeшь, с внутрeннeй бoрьбoй. Кoгдa-тo я нaписaл с иx вoкaл пeсни «Нoвый гoд». Нo гeoгрaфия oбширнaя — oт Крaснoярскa в Сoчи. Дeти были ужe звeзды, пo рaдиo пoстoяннo крутили «Мeнeджeр» и «Гeлeнджик». Пeрвыe мeсяцы с рeбeнкoм труднo, oн ничeгo нe пoнимaeт, тoлькo-спaть. И нe рeвнуeт, чтo приятнo. Тoгдa — пeвицa. Дeвoчки зaвидoвaли мoим успexaм и издeвaлись. Всe дeвушки вoкруг в гoлoвныe убoры, купaльники, ужe с приличнoй фoрмы. Мoи oднoклaссники чмoрили, вo двoрe тoжe дoстaвaлoсь. В oтвeт нa издeвaтeльстa мaльчики вo двoрe, я думaлa: «Вoт вырaсту и рaсцвeту, и всe в штaбeля будут уклaдывaться!» Снaчaлa я xoтeл стaть бoльшим плaвaю. Xoр я брoсилa, пoтoму чтo плaвaниe у мeня пoлучaлoсь лучшe, всeгдa пoлучaл нaгрaды. Я стрaдaлa, дaжe плaкaлa oт этoгo. И слюни, кoтoрыe oстaвляют тoлькo вo врeмя кoнцeртa. Тaк чтo бoг с ними! В «Лeнингрaдe», кaк игрaть в игру: я пoю мaтeрныe пeсни. Тaк я дoкaзывaю, чтo я мoгу гoрaздo бoльшe, чeм прoстo вызвать зрителя на вызов.— Я знаю, что Сергей не хочет, чтобы я никуда работать. Мой муж Антон стали директор, главный помощник и поклонник всего, что я делаю. Это утомляет, если до родов у тебя жесткий график гастролей. Вообще-то, я скромная жизнь.После свадьбы мы поехали в Италию. Мы были как спасательный круг друг друга: они пытались подставить плечо.— Но это же популярность, признай, у него не было;— Я не чувствовал популярных в «Ленинграде». На самом деле, в течение месяца я бросить хотела, даже все друзья так сказали. Не забрали, а второй год — существует огромная конкуренция. Меня приняли в семью.— Мой муж ревнив? Но после моей поездки сразу взяли в группу, потому что у меня есть весь концерт отплясала на каблуках. Все было очень спокойно — человек в тридцать. Только с «Ленинградом». Тем не менее, эта дива многому меня научил. И параллельно пела в хоре. Страдает, и девочки, которые были в школе для принцесс, часто растут… У нас получилось большой творческий тандем. Постепенно группа начала собирать хорошие залы, и мне нравится все больше и больше. Мам, что он работал, от художника до шеф-повара. Хотя муж говорит, что это была любовь с первого взгляда. Бассейн был на пути Истины, «Волна» назывался. Джулия видела многое в жизни, многое можно преодолеть. Но потом случилась ссора с мастером — мне не дали роль в «Порги и Бесс» Джорджа Гершвина, о которой всегда мечтал. И что он в прелести?— Ну, он высокий, красивый, я подумала: хороший отец для будущего ребенка.— И я подумал, когда в первый раз увидел?— Это не первый, третий. Лет в шестнадцать я оказался в итоге, и к нам пришел педагог Наталья Латышева. Но платили нормально, на жизнь хватало. Что-то обнять. Выбрать среди детей не надо, когда есть реальный воздыхатель, сразу же стал самым молодым человеком.— Когда я был в центре, ты, наверное, и не думал о группе «Ленинград»?— Я работал в театре «зазеркалье» еще в процессе обучения и хочет стать актрисой театра. Слава богу, второй раз Антон мне пришел. Я вела программу на ТЕЛЕВИДЕНИИ. Если и песни в начале у меня не было никаких. И так повлияло, что он решил взять на себя ее обучение всерьез. Я чувствовал, что «Ленинград» выше головы не прыгнуть. Анна, он был старше меня, работал барменом в «Туннель» и встречалась с игорем Вдовиным, который в тот момент был «Ленинград». У меня был выбор: либо до времени балду пинать или получить какой-то профессии. И пошел в пту, отучилась четыре года, и даже работу по этой профессии на частную компанию. Кабель был еще никому неизвестен, и я ходил на концерты за компанию с игорем и Аней. Но все восхищались ярким образом, даже и эти девочки из тусовки художников приходили и говорили: я хочу создать, нарисовать. Жили мы с мамой Ирой в коммуналке, одна комната на двоих. В путешествие мы довольно наслаждались красотами Италии. Почему?— В этом маленьком приятные воспоминания. Уже вуаль. Не скрывал никогда, что крашу волосы. Затем с подругой активно тусоваться в компании музыкантов и художников. Никогда не вздохнул о прошлом, с тех пор, как он ушел. И я хотел, чтобы расти дальше. Три неполных года мы получили десять клипов, делает их Антон и оператор Алексей Талыбов. И я подумал: вот сейчас подходящее время, чтобы сделать паузу, чтобы родить. И ноги короткие, факт.— На них и клюнул мой муж Антон? я не мог просто стоять для красоты, хотя и в первый раз так и сделал.»Я понял, что «Ленинград» — это группа Сергея Шнурова и по-другому быть не может. Он начал вести себя как нормальный человек: даже отправился в Выборг на романтическую прогулку. Но квартира была в доме напротив театра БДТ, на фонтанке. (Смех.) Но вел он себя странно. Пробовал. Это помешало?— Да. Вот и все общение. Мне всегда было трудно мириться с тем, что я не первая скрипка, а вторая. И в дальние поездки, он будет с ним в тур ехать. И через три месяца после родов и снова ушел на работу. Моей наивности, кажется, что это сумасшедшие деньги стоит, таким образом, участвовать в песню — просто неправильно. Остальные, потому что они думали, что я слабак, но это не так. Купальник в покое, и прикрывать было особо нечего. И я так четко выводу, что сразу срулила с темы, и все сошло. И со Шнуровым я совершенно случайно встретил. И я в плавках и без шляпы. Но мне повезло с учителями. Теперь я поддерживаю соло и в репертуаре нет ни одной матерной песни. С приемлемым из-за фактуры. Через десять-пятнадцать концертов в месяц в разных городах. Представил: «Юля, это Михаил. Не делал подарков, редко звонил. Он никогда не сдается.— Редко ты говоришь о детстве. В общем, «хорошие» дети прилепили мне прозвище Пушкина. Но это обычное дело. Я родилась в Ленинграде, в обычной семье. На тот момент времени я закончила с плаванием, и снова хочет петь. И в консерватории меня еще не взяли. И Сергей, в принципе, и было приятно — мол, успокоить. Но, пока на восьмом месяце прыгала по сцене, потому что Сергей признался: «Я без тебя ничто». Я боялся: как совмещу ребенка и работу? Представь, что ты можешь петь очень хорошо, но у тебя ничего нет… По вечерам мы выпекали пироги с различными начинками на Лесной дороге. И каждый из четырех актеров, которые приняли участие в этой работе, были востребованы. Стало бесплатно, что я делаю, потому что не мог оставить ее учителей за деньги.— Для профессиональной ШКОЛЫ скажи мне, почему решил стать поваром-кондитером?— Я хотела петь и в консерваторию принимали только с восемнадцати лет. Появляются поклонники, и не группа «Ленинград». Это очень тяжело, но денег никогда не было достаточно. И если я начинаю делать это в одиночку и всерьез, то ставка на себя клеймо, что, кроме этого, я не могу. И это было начало конца наших отношений с Шнуровым. Потому и результаты «Ленинград» стало больше. Люди пришли, поели немного, потанцевали, поздравили и уехали. Мне было двенадцать лет. На пике популярности страшно куда-то идти. Я очень верный человек и никогда не будет «Ленинграда» не бросил. На концертах публика кричала: «Юля-Юля!» Наверное, взыграли амбиции. Я не мстительная. Когда в конкурсах вокала участвовал, с потоком, то в какой-то аварийной ситуации аварийного стопа. Но и в карьерном плане я был не повезло. А потом будет что-то другое и яркое.— Кабель для беременности и как он отреагировал?— Он сказал: «пришло время». Живот долго был небольшой, а потом никого не смущало. Детство, я помню только урывками, фрагментарно. Сергей вспомнил обо мне, когда должна была записать вокал новой песни «Ремонт» в альбоме «Аврора». «Прекрасный генетический материал»! А я только красивое приложение, если и стал достаточно известен», — признается КоганФото: личный архив Юлии Коган— Кто дал тебе прозвище Юлия-ноги?— Болельщики. Будут те же туры, те же концерты. Вечерние платья и блестки — только на сцене. Например, на концерте, двадцать пять песен, из них я пою восемь соло. Вопреки предсказаниям критиков, без Шнурова не исчезла. Платье сшила такой же портнихи, которая шьет мне сцену, костюмы. И репертуар особенно изменилсяФото: личный архив Юлии КоганАнтон сразу хотел ребенка. Мне казалось, что каждый концерт должен прыгать выше головы. И в жизни я одеваюсь довольно обычно. Ад графику — ночь через ночь. Жизнь это движение, и глупо было бы цепляться за прошлое.сергей кабели, ленинград, интервью, джулия коэн Я просто хочу, чтобы петь вместе. Хотя, очевидно, этого не ожидал. А я: «Как это? Свадьба была умеренной, потому что не люблю пышные праздники и мне не нравится летать в воздухе деньги. У меня есть своя команда, которая помогла мне собрать бывший барабанщик «Ленинграда» Денис Трейдеров. У тебя песни. У нас активная концертная деятельность. (Улыбается.) Когда он вошел в «Ленинграде», было еще светло-коричневый. И представьте себе! Как и любой советской матери.— И вопрос «где папа?», что ответил?— Да не помню. Был на Боровой, в новой квартире, между аварии и ремонта, в котором Антон мне активно помогал. Мне сказали, иди, и я пошел. Именно из-за отсутствия что-то новое, я согласился. И я понял, что это не так. Но гадкие утята становятся королевишнами.— Когда ты стала процветать, сразу появился любимый.— О, это было не рано, до театрального института я еще был в ШКОЛЕ. А затем оказалось, что тормоз, потому что он был в процессе развода с первой женой. Я написал и забыл. Есть отдельный опыт, отец не произвел. Меня мучила совесть, за то, что мало времени уделяю дочери. Все на своем пути Александр Петров был тонкий, высокий и красивый, и пел для театра это будет очень хорошо.Болельщики дали артистке псевдоним Юлия-ногиФото: личный архив Юлии Коган— Вот ты и припомнила вокруг все жалобы. Ну, скажу еще пару песен. Мне сказали: выходи только на второй песне. Так характер. Не так давно вышел мой первый сольный альбом «Огонь-баба». К сожалению, не произошло. Теперь я не хожу в походы и много времени провожу с Лизой. Из-за отсутствия отца не было очень больно. Когда я был в институте, последователи появились. Кавалеров отбривала направо и налево?— У меня свойство памяти все ненужные сведения удаляются. В концерты-это театр. И медленно в театр расслабиться. Я очень боялась застоя. — с мамой все время жаловались, что буду петь тихо. И моя подруга рассталась с Вдовиным, он ушел из группы, и вы со Шнуровым потеряно.Периодически я видел тебя в центре города, в клубе. И он дал мне роль женщин легкого поведения » или «с прошлым». Первый раз я, как лохушка. В то время как человек не признают на дороге, не звезда, но «широко известен в узких кругах».— Что происходит в твоей жизни сейчас?— Моя дочь Лиза уже три года. Но я знал, что «Ленинград» — это группа Сергея Шнурова и по-другому быть не может. Музыканты «Ленинграда» мне не дал, собрал отдельную группу. Он, конечно, написал для меня много песен. Но в итоге я еще и в течение двух недель рожать Лиза. Многие до сих пор считают, Джулия Коэн солиста «Ленинграда», хотя с тех пор, как сменил Кабель с командой две девушки. Но я, как и он — а потом я нашел фото Михаила в молодости.— Значит, рыжая ведьма, не ты, мама?— Вообще-то я темно-русая и кудрявая — отца. Но ты называй его отцом». Мне нравятся. Была против ТВ, взбунтовалась. Так что, Сергей очень помог.— Но, наверное, «Ленинград» все же грустно? Я даже и отпустить их не может, так как я сделал плавание, и длинные косы были ни к чему. Да, «Ленинград» дал мне многое. Я помню, конечно, как она плачет из-за того, что я больно, как он боялся гулять во дворе. И учитель наш, наоборот, думала, что у меня любовников пруд пруди. А я скакала как коза, дети думали — рожу там, на концерте. Очевидно, мой голос понравился, и они пригласили меня, чтобы поговорить с «Ленинградом» в москве концерт, если и не были в тот момент не было в репертуаре певицы. В течение шести месяцев после того, как я вышла из декрета, получила предложение стать ведущей программы «Я права!». Для меня это были огромные деньги и ответственность. Ты в это время снимался в кино, вел передачи. Волосы-антенны, которые выступают с каждой стороны. Но я счастлива, что он решил идти дальше. Как я говорю, Сергей: дай мне еще и собственные концерты делать? Но спортсменка не стала: наша команда была не очень сильная. Но потом те же мальчики бросали на меня восхищенные взгляды. И если бы у меня параллельно было много других проектов, я бы и восемь песен. Я даю концерты точечно, из городов. Но постепенно я повзрослел. Но потом спокойно выдохнула. Я пою совсем другие песни, как Шнурова. Мой муж фотограф, поэтому у нас не было даже фотографа и фотосессии. Я был гадким утенком: худая и абсолютно плоская девушка с короткими волосами. Я рад, что многие зрители ждут и пишут об этом в Сети. Но я этого не знал, и какой-то другой сопровождающий. А потом с родителями познакомил и с маленькой дочкой.— Родители в курсе были, что Юлия поет в «Ленинграде» и встроенные кричит?— Папа был совершенно еще и мама волновалась, не знала, что я в конце концов. Певец — для мужа, дочери и музыкальной карьере после «Ленинграда»Ее еще называют «рыжей ведьмой» и Джулия-ноги. Ей было трудно примириться с ролью второй скрипкиФото: личный архив Юлии Коган— Кто положил на плавание пойти?— Из школы дети были отобраны, и мне понравилось. Когда входишь в ритм, дома не знаешь.— Почему ты ушел из команды?— Потому что я устал от оскорбительных песен, потому что через шесть месяцев после родов я моталась с коллективом по стране, и ребенок находился в доме. А потом я увидел, что в театре академии набирается урок музыки, оперы, были проведены документы там. Это как игра. Во Флоренции я забиралась в высокую церковь, мы все время куда-то прошли, ночевали в маленьких отельчиках.Теперь муж Антон стал и директор Юлия. Экономическая составляющая была явно лучше…— Нет, мне не жаль. Но муж все понимает.— Предложение Антон романтично сделал?Я просто спросил: «ты выйдешь за меня?» Я ответил: «Конечно, выйду». Когда я вошел в группу, я спросил его, что делать. Но он не хотел, с трудом удалось убедить. Я не люблю женские группы, но нам это было исключение. Но в первом туре не удалось. Это владелец?— Да, но он это и не скрывает. Не есть люди, которые будут подниматься из низов и не испытывали что-то подобное. Потом мне пришлось выбирать между плаванием и хором, мама не успевала меня водить на две части. Люди постоянно смотрят на тебя.— Это театр. А я только красивое приложение, хотя и стала довольно известной. Потому что не должен был принять решение, которого так много было. В середине своей карьеры в группе, после удара «Я такой крутой», певица неожиданно уехала в никуда. И Сергей ответил: «Да, что ты хочешь…»— Но при этом достойную зарплату положить?— Мне платили, как и всем людям, которые десять лет отпахали. Антон увидел букет от него и сразу «отрезвел». Она была оперной певицей, и мы — группа. Но я не думал, что Сергей меня уволить. Дочь уже поет мои песни и ходить на концерты. На первом свидании пригласил меня в клуб и спросил: «Может, ты доедешь?!» Я опешила, он отказался, но в любом случае пригласила его в суп. Помню, я тогда подумал: «почему бы вам не чужой дядя, я папа зовут?!» Он был для меня незнакомцем, с тех пор и не видел. Просто никто не помнит.— Ты в порядке, не так ли?— Не очень, потому что мне не нравится ходить в школу. Я в Москве в самолет, который летел, билет потратились. А ты путешествие превратило в шопинг-тур, пятьдесят три килограмма вещей привез, как чемодан сломал!» На самом деле, к шмоткам я отношусь спокойно. Значит, нужно работать с полной». Даешь концерт — и на три дня ты пойдешь, Но на данный момент это даже понравилось. Расписывались мы в Пушкине. Я бы носила короткие юбки, шорты, каблуки. «Красота» наглядно демонстрирует старую фотографию, которая до сих пор мне не нравится, что я вижу. И посмотреть, с уже подросток, по настоянию мамы. И мне перед ней не стыдно на новый репертуар. ничего. «Привет» — «Привет». Было бы сложнее, если Антон заводился, способ общения с аудиторией многих шокирует. Когда он был в лагере, пел все песни на одну ночь. И он мне позвонил и сказал: «Ты больше не».— И что это было?Это было облегчение. И когда Сергей запретил петь джаз в другую группу и личные концерты, которые было очень трудно.С дочерью Лизой, певица старается проводить как можно больше времени, даже берет с собой в концертыФото: личный архив Юлии Коган— Почему запретил то? И на шапочке просто не имеет денег.Яркий художник всегда привлекают внимание. Но настоящих товарищей у меня не было. И это невероятная защита. А утром меня, как смех…— Тогда ты и решил доказать, чего ты стоишь?— Я всегда была мечтательницей, и это спасло меня.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Translate »